Тизерная сеть

Я снова слышу трели соловья

В игровой комнате детской городской больницы «Аксай» стихийное бедствие: крик, визг, беготня. Поверить невозможно, что несколько месяцев назад эти ребятишки ничего не слышали, не могли произнести ни слова и общались с родными исключительно при помощи жестов.

Алисултан до 6 лет рос обычным мальчуганом, пока летом прошлого года не переболел менингитом. Мальчик выздоровел, но пришла другая беда – из-за осложнения после менингита Алисултан оглох сразу на оба уха. Несколько месяцев лечения всеми доступными средствами результата не принесли, слух не возвращался. В октябре прошлого года в одно ухо ему вживили имплантат. Сейчас он может разговаривать, правда, при этом поворачивает голову к собеседнику одной стороной. Но скоро врачи проведут ему операцию на второе ушко, и он снова станет прежним Алисултаном.

Родители Динмухамеда Абдыкадырова заметили глухоту у сына, когда мальчику исполнился год. В 3,5 года ему сделали первую операцию. В октябре прошлого года – вторую. Он уже начал забывать язык жестов и все чаще обращается к людям с помощью слов. Его мама вспоминает, что, впервые услышав от сына слово «мама», она заплакала от счастья.

Одиннадцатилетняя Света из Петропавловска до болезни увлекалась музыкой, пела, танцевала. Но тот же коварный менингит лишил ее слуха. Имплантация вернула девочке возможность снова выйти на сцену, и кто знает, может быть, когда-нибудь она станет артисткой, как мечтает.

Жизнь в безмолвии

Информацию об окружающем мире на 90 % мы получаем посредством зрения, на 9 % – слуха, и только на оставшийся 1 % – с помощью осязания, обоняния, вкуса. На первый взгляд, 9 % вполне можно заменить другими органами чувств. Но попробуйте провести хотя бы день в полной тишине. Вы уже не сможете воспользоваться телефоном в сложной ситуации. Вы не услышите сигнал приближающегося автомобиля или поезда, не позовете на помощь. Что уж говорить о музыке, о радио, о телевидении.

По статистике, в мире из тысячи новорожденных 1–2 младенца появляются на свет с проблемой слуха. Столько же человек теряют слух в течение жизни в результате перенесенных заболеваний или травм. Для глухих и слабослышащих людей разработан специальный язык жестов, однако он имеет узкий диапазон действия. Ведь понятен он таким же неслышащим, с помощью жестов не обратишься на улице к случайному прохожему, этот язык совершенно бесполезен в экстренных ситуациях.

Ученые ищут новые методики лечения глухоты, изобретают специальные приборы – слуховые трубки позапрошлого века уступили место слуховым аппаратам ХХI в. Но все это было далеко от совершенства. На данный момент наиболее прогрессивными являются кохлеарные имплантаты. Первые аппараты были созданы в Европе в середине 90-х годов прошлого века. Почти за 20 лет они прошли несколько этапов совершенствования.

До недавнего времени Министерство здравоохранения и социального развития республики выделяло казахстанским пациентам квоты, по которым они направлялись на специальные операции за границу. Те, кому не хватило квоты, собирали средства самостоятельно, находили клиники в других государствах и оперировались за свой счет. В 2007 г. в Алматы открылись три специализированных отделения в двух государственных и одной частной клиниках, где проводят операции по кохлеарной имплантации. За последние пять лет только в Республиканской детской клинической больнице «Аксай» слух был возвращен более чем 600 детям и подросткам.

«Причиной врожденной глухоты в 70 % случаев является наследственное заболевание, – говорит главный внештатный детский сурдолог МЗСР РК Еркежан Габбасова. – Остальные случаи – следствие перенесенных будущей матерью опасных инфекционных заболеваний в период беременности (особенно опасна для слухового аппарата младенца краснуха), тяжелые роды, недоношенность плода, внутриутробная инфекция, а также травмы, индивидуальная реакция на сильнодействующие лечебные препараты».

Научить
 распознавать звуки

Ежегодно в Аксайской больнице проводится 120–150 операций, сегодня очереди нет. Затраты на кохлеарные операции госбюджет взял на себя, а это немало: один имплантат стоит до 4 млн 180 тыс. тенге плюс сопутствующие дополнительные детали. Кстати, в Аксайскую больницу привозят детей изо всех городов республики, родители селятся вместе с детьми, поскольку детям в такой ответственный момент необходима психологическая поддержка.

«По простоте операцию по кохлеарной имплантации можно сравнить с удалением миндалин, – делится директор больницы, кандидат медицинских наук Эрнест Калиев. – Прибор имеет внутреннюю и наружную части. Внутренняя имплантируется под кожу за ухом, электроды погружаются непосредственно в улитку так, чтобы был контакт со слуховыми нервами. Снаружи помещаются слуховой процессор и передатчик. Из внешней среды импульс передается на имплантат, а затем в головной мозг. Следующий этап лечения – подбор индивидуальной частоты, диапазонов для каждого ребенка».

На полную настройку имплантата может уйти до двух лет. Послеоперационный период – самый ответственный: ребенка надо приучать к звукам, которые он до этого не слышал, учить эти звуки воспроизводить. Легче работать с теми маленькими пациентами, которые уже слышали и разговаривали, и потеряли слух в результате болезни или травмы. А вот дети с врожденной глухотой требуют больше усилий как от врачей, так и от родителей. Поэтому таким деткам лучше проводить операции в максимально раннем возрасте. Малыши, прооперированные в возрасте до двух лет, в норму приходят быстрее, чем те, кто оперировался после пяти лет.

«У детей с врожденной глухотой в мозге не развит слуховой центр, поэтому наша первичная задача – научить их распознавать звуки, – рассказывает сурдопедагог Оксана Джанваху. – Это словно учить человека чужому языку. В крайне запущенных случаях полная реабилитация может продлиться до 10 лет. Наша больница обеспечивает прооперированных детей технической поддержкой и помощью сурдопедагогов в течение года».

Диагноз – не приговор

После операции детям предстоит не только физиологическая, но и социальная реабилитация. В течение трех лет после вживления имплантата дети находятся под наблюдением сурдопедагогов. В Алматы открыты два класса в обычных школах для детей с имплантированными аппаратами. Врачи уверены, что в обществе здоровых ровесников прооперированные дети быстрее адаптируются. Более того, если реабилитацию начать еще с детского сада, то к первому классу они ничем не будут отличаться от обычных ребятишек.

До сегодняшнего дня на операции брали пациентов, у которых причиной тугоухости являлись нарушения нервной проводимости. С нынешнего года перечень диагнозов значительно расширится, в частности, в скором времени на операции будут брать детей с физическими или механическими повреждениями слухового аппарата.

На первых порах мастер-классы проведут специалисты из Германии и России. В дальнейшем казахстанские специалисты рассчитывают самостоятельно бороться с детской глухотой.

Врачи детской больницы «Аксай» считают, что необходимо наладить скрининг всех новорожденных малышей в первые дни жизни, чтобы выявить патологию и приступить к лечению на ранней стадии. В мировой практике «золотым стандартом» признано: провести диагностику не позднее трех месяцев, в шесть месяцев поставить слуховой аппарат, в год определиться – обойдется ли ребенок слуховым аппаратом или ему необходима операция по кохлеарной имплантации.

Сегодня диагноз глухота перестал быть безнадежным приговором. Мир звуков можно возвратить: в зарослях орешника запоют соловьи, а неистовый Паганини, как и сотни лет назад, будет извлекать из своей скрипки волшебные ноты.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика